Тысяча и одна ночь?

*********************************************************************************************

На рубеже XIV и XV вв. арабский историк и географ Таки ад-Дин Ахмед ибн Али Бен Абд-аль-Кадин Бен Мухаммед аль-Макризи (1364–1442) собрал все имеющиеся на тот момент документы о пирамидах. Весь найденный материал он опубликовал в главе «Пирамиды» книги «Китаб». («Книга увещеваний и назидания в рассказе о кварталах и памятниках»).

Вот что там говорится:

«На потолках, стенах, колоннах пирамид записывались все тайные науки, которые используют египтяне для себя, и картины всех небесных тел рисовались при этом, также названия лекарств указывались, а также их польза и вред, а для этого и наука талисманов, и арифметика и геометрия и вообще Тысяча и одна ночь? все науки, понятные для всех, кто знает их письмо и язык. Когда он начинал строительство пирамид, он приказал выдолбить могучие колонны, доставить крепкие каменные блоки, свинец из западной страны, каменные глыбы из Асуана. Вместе с тем он построил фундамент трех пирамид: восточной, западной и цветной. Они имели надписанные листы, и когда камень был вырублен и его квалифицированная обработка завершена, то они клали лист на него, толкали его, передвигали этим толчком на 100 замов [1 зам = 6 локтей. — Э.Д .], затем они повторяли это до тех пор, пока камень не попадал к пирамидам…» [14].

Вот оно как! Оказывается, строительство пирамид было самой банальной вещью в Тысяча и одна ночь? мире. К сожалению, автор «Китаба» забыл привести формулу, по которой можно было заставить камни плавать по воздуху или хотя бы объяснить, что это за такие таинственные «надписанные листы». Практик не верит в чудо — он исходит из реальности. Одну из таких реальностей профессор Гойон [6] узрел в грузовой платформе шириной 17 м из иловых кирпичей, которая спиралью извивалась вокруг медленно растущей пирамиды. Такие кирпичи, состоящие из нильской тины, глины и измельченной соломы, уложенные слоями, составляют в итоге довольно прочную кладку, что доказывают разные пирамиды, которые сооружались из того же стройматериала и дожили до наших дней. Тем не менее теория Тысяча и одна ночь? такого кирпича считается уязвимой, однако что вообще неуязвимо в истории пирамид? Профессор Ридль не без оснований напоминает, что поверхность спиральной платформы должна была бы постоянно увлажняться, чтобы салазки могли беспрепятственно скользить по ней:

«Если на увлажнение погонного метра платформы идет только восьмая часть литра из двух бочек, установленных на салазках, да еще половина этого количества испаряется, то в грузовую платформу длиной 34 м, которая необходима для шестиградусного подъема, чтобы построить вторую боковую стену примерно из 52 000 камней, впитываются все-таки примерно 220 000 л воды. Это значит, что примерно 1380 л воды просачиваются ежедневно в 250 м3 сухой нильской тины. Как долго это могло продолжаться?» [7].

Никто Тысяча и одна ночь? не знает. Однако мне кажется, что рабочие и надсмотрщики при возведении такого гиганта, как пирамида в Гизе, постоянно должны были смотреть на песочные часы. Какой стресс! Какая гонка! По меньшей мере, каждые 2 минуты каменный гигант должен был ложиться на место. Если один блок застревал на грузовой платформе, все следующие салазки останавливались. Образовывался затор. Вследствие этого вес накапливаемого груза на платформе угрожающе рос. И так далее, без передышки, беспрерывно, в такт солнечным часам.


documentaurqazx.html
documentaurqikf.html
documentaurqpun.html
documentaurqxev.html
documentaurrepd.html
Документ Тысяча и одна ночь?