СОБЛАЗНЕНИЕ И ОТВЕРЖЕНИЕ. Мэри соблазняли и мать, и отец

Мэри соблазняли и мать, и отец. Ребенок соблазня­ется, когда родители злоупотребляют своей потребностью в близости и тепле, получая бессознательное сексуальное воз­буждение от взаимоотношений с малышом. Соблазняющие родители не сознают сексуальной значимости своих дей­ствий, как это бывает, когда они целуют ребенка в губы или когда демонстрируют ему свое обнаженное тело. Такое пове­дение рационализируется как ласка или широта взглядов (ли­берализм), но ребенок при этом ощущает в действиях роди­телей скрытые сексуальные намеки. Другим элементом ситу­ации соблазнения является то, что ребенок ставиться в под­чиненную позицию. Соблазняющее поведение инициирует­ся взрослым, и ребенок не может сопротивляться этому, по­скольку СОБЛАЗНЕНИЕ И ОТВЕРЖЕНИЕ. Мэри соблазняли и мать, и отец не может отвергнуть заигрывания того, от кого он зависит. Ребенок, которого соблазняют, вступает в интимный контакт с одной стороны сексуально возбужденным, а с дру­гой — ограниченным родителем в этом возбуждении.

Соблазнение погружает ребенка в серьезную ди­лемму. Он руководствуется чувством близости, но теряет право на самоутверждение и на попытку удовлетворить собственное влечение к удовольствию. Физически, эффект соблазнения равен катастрофе. Ребенок сексуально возбуж­ден, но, из-за своей сексуальной незрелости, не может полностью разрядить это возбуждение. Он не может сфо­кусировать сильную возбужденность в недостаточно раз­витом генитальном аппарате, и в результате возбуждение переживается им, как неприятное телесное ощущение. В СОБЛАЗНЕНИЕ И ОТВЕРЖЕНИЕ. Мэри соблазняли и мать, и отец то же самое время сексуальная вина усиливает тревож­ность, связанную с этим возбуждением. У ребенка нет выбора, единственное, что он может сделать — отсечь чув­ствование собственного тела. Он покидает его.

Соблазняющие родители одновременно отвергают ребенка. Использовать его тело в качестве источника сек­суального возбуждения — значит разрушать его чувствова­ние приватной, личной жизни и лишать малыша уважения и любви к его развивающимся личностным потребностям. Ребенок оказывается отвергнутым как независимая лич-


ность. Редко кто дает себе отчет в том, что отвергающий родитель тоже соблазняет ребенка. Отвержение часто ба­зируется на страхе родителя, который тот испытывает, когда дело касается интимности СОБЛАЗНЕНИЕ И ОТВЕРЖЕНИЕ. Мэри соблазняли и мать, и отец. Этот страх порожден сек­суальной виной. Такие родители боятся прикоснуться к ребенку и приласкать его, а если все-таки делают это, то их действия бывают неловкими, и ребенок ощущает в них проявление сексуальной тревожности. Он воспринимает ее как экспрессию сдерживаемого сексуального чувства и реа­гирует на это преувеличенным сексуальным интересом к отвергающему его родителю. Бывает, что малыш боится приближения родителя из-за реакции ненависти, которую тот переживает. Позже ребенок будет ассоциировать ее с собственной сексуальностью.

Если родитель не контактирует с собственным те­лом, то не сознает, насколько он соблазнителен. Ребенок, теснейшим образом связанный с телом, крайне чувствите­лен ко всем СОБЛАЗНЕНИЕ И ОТВЕРЖЕНИЕ. Мэри соблазняли и мать, и отец нюансам и легко улавливает скрытый сексу­альный интерес. Мать будет соблазнять сына, вовлекая его в кажущуюся невинной близость с ней, а отец взглядом, словом или действием будет выражать сексуальный инте­рес к дочери. Совершенно очевидно, что такие отноше­ния можно считать инцестуозными.



Одна пациентка рассказала мне, что когда ей было шесть лет, ее мать «в интересах полового воспитания» продемонстрировала ей свои гениталии. Девочку оттолк­нуло это зрелище, и она убежала из комнаты. Она чув­ствовала, что ее отталкивает материнское тело, что она испытывает отвращение при мысли о собственном гени­тальном органе. Ребенка шокирует не столько само по себе действие СОБЛАЗНЕНИЕ И ОТВЕРЖЕНИЕ. Мэри соблазняли и мать, и отец, сколько нечувствительность родителя, ко­торый может сделать подобную вещь. Другой пример не­чувствительности матери я получил из рассказа еще од­ной пациентки. Когда ей исполнилось десять лет, мать заметила, что у дочери начала увеличиваться грудь. «Она подошла, положила руку мне на грудь и сказала скепти­ческим тоном: «О, я вижу ты созреваешь». Я почувствова­ла себя так, словно меня оттолкнули... будто сбили с ног».


documentauryoxd.html
documentaurywhl.html
documentaurzdrt.html
documentaurzlcb.html
documentaurzsmj.html
Документ СОБЛАЗНЕНИЕ И ОТВЕРЖЕНИЕ. Мэри соблазняли и мать, и отец