Министерство образования Российской Федерации 3 страница

Для нашего научного правосознания, основанного на марксистс­кой философии, сформировавшегося в условиях господства марк­систского учения о праве, особая значимость данного аспекта вполне закономерна. Понятно также, что, даже осознавая необходимость расширения в современных условиях своих философских оснований и поиска новых методологических подходов, российская правовая наука на данном этапе не может продвигаться вперед вне соотне­сения продуцируемых идей с положениями марксистской методо­логии. В то же время ограничивать контекст философско-методо-логических проблем отечественного правоведения простой оппо­зицией марксистского и прочих (немарксистских) подходов к праву сегодня вряд ли правильно, хотя бы по соображениям чрезмерного упрощения положения дел в современной юридической Министерство образования Российской Федерации 3 страница науке, скла­дывающегося под влиянием ряда различных социальных и куль­турных факторов. В связи с этим ситуацию в методологии нашей правовой науки оправданно рассматривать в нескольких аспектах.

1. В качестве первого, следуя традиции, можно обозначить про­цессы и тенденции в экономике, политике, .государстве и праве ос­новной особенностью которых в нашем сегодняшнем обществе, ка­жется, общепринято считать их переходный характер.

Наиболее широко говорят о переходной экономике, обычно имея в виду, что она находится на этапе активных преобразований, в сос­тоянии реформирования. При этом в официальной идеологии, да и в большинстве исследований, полагается, что осуществляется дви­жение к экономическому устройству общества по образцу Министерство образования Российской Федерации 3 страница либе-


1.2. Аспекты анализа методологической ситуации..





ральной экономики западного типа. Дискутируются, в основном, только конкретные модели, типологически различающиеся, как пра­вило, по степени участия государства в экономической жизни об­щества3. Признается, правда, что наша реальная экономика, как переходная, еще весьма далека от декларированных образцов, од­нако прохождение ею «точки невозврата» в силу сформированности в России основ рыночной экономики, делающих невозможным возв­рат страны к социалистическому хозяйству, отмечается как оте­чественными, так и зарубежными авторами4. Невозможность возв­рата к социалистическому прошлому не означает, однако, гарантии прихода к предполагаемому капиталистическому будущему. Осо­бенность современной ситуации заключается в том, что в отечест­венной экономике Министерство образования Российской Федерации 3 страница сегодня улавливаются принципиально различные, тенденции (наряду с введением частной собственности, рыночных отношений, приватизацией и т.п. продолжают существовать прежние структуры экономики5, сохраняются действовавшие и образуются новые субъекты управления и пр.), создающие существенные труд­ности в ее концептуализации, выявлении устойчивых зако­номерностей развития. Следовательно, возможности научного прог­ноза итогов разворачивающихся в стране процессов, как минимум, нельзя переоценивать.



Аналогичным образом - как переходные - принято рассматри­вать государство и право. Наиболее распространены те же пола-гания об общей направленности перехода6. Так же отмечается «раз­нонаправленность» конкретных процессов и противоречивость тенденций, сосуществование административно-командных и либе­рально-демократических методов управления, конкуренция право­вых принципов Министерство образования Российской Федерации 3 страница и политической целесообразности и т.п. Отсюда, те­оретическое предвидение характера нашей будущей государст­венности носит главным образом вероятностный характер, а оценки конкретных вероятностей соотносятся прежде всего с мировоз­зренческими позициями авторов7.

Таким образом, можно сказать, что общей чертой переходных процессов в экономике, государстве и праве конкретного общества всегда является противоречивость тенденций и неясность законо­мерностей8. Так, в отношении экономической и социально-полити­ческой сферы современной России В.М.Розин замечает: «В целом можно говорить о переходном процессе, законы которого пока мало понятны»9. Отсюда, допустимо утверждать, что теоретическое ос­мысление законов функционирования и развития государства и права переходного Министерство образования Российской Федерации 3 страница периода является, в том числе, методологической проб­лемой.

Оговоримся, что в данном случае мы не касаемся содержа­тельного рассмотрения особенностей государства и права переход­ного периода как ретроспективного теоретического описания. Предс­тавление особенностей переходного как «межтипового» (термин М.Н.Марченко) государства и права на основе теоретического обоб­щения исторически завершенных процессов и их результатов - дру­гая методологическая проблема. В данном случае мы рассматри­ваем вопрос с позиции исследователя, находящегося «внутри» пе­реходных процессов и вынужденного осмысливать их фактически «в режиме реального времени». Для юристов некоторые особенности такой ситуации создают существенные сложности как теоретичес­кого, так и практического плана Министерство образования Российской Федерации 3 страница. В частности, это исключительно высокий уровень социальной динамики. Связанные с ним практи­ческие трудности наиболее отчетливо осознаются применительно к законодательной деятельности.

Считается, что качество законодательства решающим образом зависит от полноты информации и адекватности понимания законо­дателем складывающегося в обществе положения дел!0. «Чем глубже и более всесторонне познана внешняя среда, - отмечает Д.А.Керимов, - чем рациональнее использованы добытые знания, чем в большей мере они отражают назревшие потребности этой среды, тем выше теоретический уровень законотворчества, тем эффективнее действие правовых норм, тем оптимальнее достижение целей и задач правового регулирования»11. Выполнение данного тре­бования в условиях высокой социальной динамики и неустойчивости тенденций переходного Министерство образования Российской Федерации 3 страница периода весьма непросто. Очевидным следствием этого является, например, неизбежность существенных пробелов в законодательстве. Более того, по мнению В.В.Сорокина, в данный период «развитие быстротекущих общественных процес­сов не в полной мере поддается правовой регламентации»12. Не ясно, правда, как автор различает общественные процессы, не вполне поддающиеся правовой регламентации в силу своей динамики, и общественные отношения, не урегулированные правом по причине той же социальной динамики, приводящей к отставанию законода­тельной практики от темпов изменения общественных отношений, как хрестоматийного основания пробелов в законодательстве.

Что же касается тезиса о методологических трудностях пра­воведения, возникающих в связи с отмеченными обстоятельствами, то они Министерство образования Российской Федерации 3 страница могут быть интерпретированы, например, в рамках проблемы теоретического описания исследуемых объектов как процессов, в рассматриваемом случае - переходных процессов. При таком под­ходе о процессе, в общем плане, говорят, когда рассматривают из­менение какого-либо объекта и могут выразить его в последова­тельности «состояний» данного объекта. Это означает также, что все характеристики в этой последовательности, как характеристики состояний объекта, должны и относиться к объекту в целом, и быть связанными особым отношением «во времени» между собой, что и позволяет, в частности, находить «законы изменения» избранного объекта13. Применить данную логику к феноменам государства и права, объединяющим множество разнонаправленных и неустой­чивых тенденций переходного Министерство образования Российской Федерации 3 страница периода, слабо выраженных в эмпи­рических зависимостях, испытывающим влияние весьма интенсив­ных, но слабо организованных, рассогласованных социально-эконо­мических и политических процессов далеко не просто. Так, обра­тившись к проблеме научной периодизации переходного состояния государства, В.В.Сорокин вполне обоснованно исходит из того, что переходный процесс «предполагает существование тех или иных этапов и фаз, их особую последовательность и взаимообусловлен­ность»14. В соответствии с этим положением автор выделяет три этапа переходного периода: этап «оформления переходной власти», этап «конституирования нового строя» и этап «устойчивого функ­ционирования государства»15. Нетрудно заметить, что исследова­телю не удалось реализовать, по меньшей мере, две нормы описания Министерство образования Российской Федерации 3 страница переходного процесса, стоящие за вышеизложенным общим предс­тавлением процесса. Во-первых, характеристики этапов явно не от­носятся к государству в целом, а представляют, скорее, выделение различных аспектов его изменения и, в этом смысле, относятся к различным процессам в рамках переходного периода. Во-вторых, не выделено основание отношения данных этапов между собой, что затрудняет восприятие их как закономерных. Отсюда, разработка проблемы весьма интересная в содержательном плане, по формаль­ным методологическим основаниям вряд ли может претендовать на статус теоретической модели переходного процесса. Однако, на наш взгляд, это не столько свидетельство недочетов конкретного исследования, сколько подтверждение методологических пробелов юридической науки. В частности, в области Министерство образования Российской Федерации 3 страница системных иссле­дований.

Еще один аспект соотнесения методологических проблем юридических исследований с особенностями современных социаль­ных процессов связан с упоминавшейся сложностью эмпирических фиксаций тенденций переходного общества. В связи с этим даль­нейшего осмысления требует вопрос о возможности теоретического



10 Влияние этого фактора на создание концепции законопроекта отме-
чает Н. А. В л асен ко. См.: Власенко Н.А. Законодательная технология (теория,
опыт, правила). Иркутск, 2001. С. 25 и след.

11 Керимов Д.А. Законодательная техника: Научно-методическое и учеб-
ное пособие. М., 2000. С. 9.

12 Сорокин В.В. Указ. соч. С. 7.


1.2. Аспекты анализа методологической ситуации..



моделирования переходных процессов с опорой, в том числе Министерство образования Российской Федерации 3 страница, на анализ социальных тенденций через включение в предмет иссле­дования официально декларируемых целей и ценностей, а также корпоративных идеалов и профессиональных норм самого юриди­ческого сообщества. Гносеологическая допустимость такого иссле­довательского хода связана с особенностями юриспруденции как социальной науки.

В логике наших рассуждений важно обратить внимание, что к существенным особенностям юриспруденции как науки социальной относится, в том числе, ее безусловная связь с ведущими социаль­ными идеалами и ценностями16. Данная зависимость имеет иную природу, нежели простое влияние целей и ценностей общества на выбор приоритетов юридической науки, и связана с принципиальными особенностями самого объекта исследования17. Дело в том, что юридическая наука, в силу своей Министерство образования Российской Федерации 3 страница практической ориентации, непос­редственно участвуя в позитивном оформлении социальных идеалов и ценностей, относится к ценностно-целевым структурам общества как предмету своего исследования, в частности, через систему прин­ципов права и правоведения. В этом смысле смена социокультурных стратегий, выражающаяся в трансформации ценностно-целевых структур общесгва означает для правовой науки не просто изменения в конкретном объекте исследования, но и серьезные корректировки ее предмета и метода. Отсюда, усиливая ранее сформулированный тезис, можно утверждать, что в современных условиях, сегодняш­них исследованиях наше правоведение сталкивается с философско-методологическими проблемами не «в том числе», а «прежде всего». Выражается это, например, в том, что Министерство образования Российской Федерации 3 страница, обращаясь к рассмотрению социально-экономических, правовых и политических процессов, юри­дическая наука вынуждена относиться как к объекту исследования и к себе самой18, включать в предмет исследования вопросы собст­венной методологии, что требует сегодня существенного большего «удельного веса» в правоведении философско-рефлексивных, мето­дологических исследований.

Представляется, что изложенные представления, с одной сто­роны, прорисовывают еще одну грань рассмотрения связи предмета и,метода юридической науки и позволяют непринужденно интер­претировать философско-методологические исследования в право­ведении как собственно юридические исследования. С другой сто­роны, они дают дополнительные основания для соотнесения труд­ностей в достижении некоторых целей современного российского общества в области Министерство образования Российской Федерации 3 страница государства и права с неразработанностью фи-лософско-методологической проблематики нашей юриспруденции. Это касается, например, попыток рационального объяснения «про­буксовки» идущих реформ, принципиального расхождения провоз­глашаемых целей и получаемых результатов, существа многих со­циальных проблем, объясняемых в первую очередь недостатком материальных и финансовых ресурсов.

В качестве иллюстрации сказанного можно указать на сущест­вование в нашем обществе конституционно закрепленных, практи­ческих задач, требующих серьезного научного обеспечения, но не решаемых в рамках господствовавшей философской системы и ме­тодологической установки и, в этом смысле, попадающих сегодня в план фундаментальных проблем. Не является ли достаточно быстрая утрата интереса правоведов к подобным проблемам как Министерство образования Российской Федерации 3 страница раз свидетельством, с одной стороны, изменений в ценностном спектре общества, а с другой - методологических сложностей их решения? Например, отношение нашей науки к праву как форме, явлению, не имеющему собственной истории, не понимаемому из


самого себя и т.д., делает весьма призрачной, в реалиях современ­ного российского общества, перспективу построения правового го­сударства. Оправданно усомниться, что наша юридическая наука имеет сегодня достаточно проработанные теории на этот счет. Тем не менее проблема правового государства (как и демократии) в современной России серьезно деактуализирована в научном сооб­ществе, а средства массовой информации, превратив правовое государство в «расхожее выражение», успешно девальвировали его.

Вряд ли можно считать, что Министерство образования Российской Федерации 3 страница построение правового государство в России уже исчерпано как научная проблема, поскольку состоя­лось, по меньшей мере, как отчетливая социально-политическая тенденция и ценность общественного сознания. С излагаемых по­зиций, падение научного внимания и общественного интереса к дан­ной тематике оправданно интерпретировать в следующей логике. Традиция следования текущей практике решающим образом сори­ентировала нашу правовую мысль на исследование проблематики, находящейся в поле актуальных политических задач. Последние же осознавались отечественными политическими элитами прежде всего как необходимость структурных реорганизаций государствен­ного аппарата и его функциональных корректировок, законодатель­ного обеспечения своей легитимации в борьбе за собственность и власть. А поскольку в данных Министерство образования Российской Федерации 3 страница сферах достаточно быстро произо­шел принципиальный раздел, за которым последовали разного рода «переделы»19, то в научном аспекте оказались достаточно быстро исчерпанными соответствующие структурно-функциональные проб­лемы и привычные методы исследования. Причем выход за данные рамки оказался не подготовлен прежде всего в сфере философско-методологических разработок правовой науки. Общественное же мнение, при отсутствии достаточно отчетливых результатов деся­тилетней «работы» по построению в России правового государства, заметно охладело как к его перспективам в нашей стране, так и к самой идее. Более того, сегодняшние социальные реалии, если рас­сматривать их как результат такой деятельности, способны скорее вызвать отторжение идеи правового государства Министерство образования Российской Федерации 3 страница общественным сознанием, нежели сформировать в нашем обществе соответству­ющие ценности.

Следует обратить внимание на то, что сомнению, в данном слу­чае подвергается не целесообразность обсуждаемых реформ и оп­равданность юридических исследований, а их достаточность и кор­ректность в плане приоритетов. В принципе, складывавшееся поло­жение дел вполне понятно и, в известном смысле, закономерно. Из­вестно, что организаторы и руководители реформ, как правило, стре­мятся к получению быстрейшего результата своих действий. В свя­зи с этим усилия главным образом прилагаются в сферах, где ре­зультаты можно продемонстрировать достаточно быстро и «нагляд­но», т.е. оперативно, политически выгодно. К таким сферам как раз и Министерство образования Российской Федерации 3 страница следует отнести государственный аппарат и законодательство. Реорганизации в сфере государственной формы, обновление дейст­вующего законодательства и т.п., разумеется, необходимы и обла­дают известным реформационным ресурсом. Однако этот ресурс имеет свойство быстро исчерпываться и создавать новые трудности по поддержанию введенной формы, обеспечению стабилизации и функционирования. Поскольку общественное сознание, социальные и профессиональные практики, исследовательские традиции и пр., как правило, не успевают за темпами организационных перестроек, бурным аппаратным процессом, то, при всех кажущихся новациях, в действительности продолжают воспроизводиться отношения и дея­тельность, адекватные не вновь создаваемым юридическим фор­мам, а состоянию нашего правосознания. Это касается и законо­дательной Министерство образования Российской Федерации 3 страница деятельности. В нашем переходном обществе, при чрез­вычайно высокой социальной динамике и неустойчивости тенден­ций, незрелости института представительства и политической сис­темы в целом, содержание законодательства имеет достаточно сложное отношение к политическим, экономическим и прочим реа­лиям страны. Отсюда, исследовательская проблема юристов здесь не только (а может быть, и не столько) в том, чтобы написать новые законы, проэкспертировать упразднение одних и образование других государственных структур. Применительно к правовой сфере, воп­



рос важно перевести в иную плоскость, где он и приобретает статус собственно проблемы: как системно обеспечить соответствующую политическую и юридическую практики, как сделать реальными деятельности, гарантирующие декларированные ценности, соот­ветствующие провозглашенным принципам Министерство образования Российской Федерации 3 страница и осуществляемые на основе норм права? Именно такая юридическая и политическая практика, а не видоизмененные государственные структуры и дек­ларации делает реальным правовое общество и демократическое государство.

В завершение данного рассуждения необходимо уточнить сле­дующее: уникальность практической задачи построения в России правового государства как фактор, задающий методологическую проблемность исследовательской ситуации юридической науки, по­нимается здесь не в связи с теорией правового государства, а, ус­ловно говоря, «теорией построения правового государства». При этом правомерно будет возражение, что решение подобных задач осуществляется не путем разработки теорий, а путем создания комплекса социальных программ (от программы развития законо­дательства и Министерство образования Российской Федерации 3 страница до программы реформ образования). Однако создание комплекса программ такого уровня сложности трудно помыслить без соответствующего научного мониторинга, а это, в свою очередь, невозможно без соответствующих теоретических разработок, тре­бующих, как упоминалось, философии и методологии, как минимум, не отрицающих создание теории построения правового государства.

2. Не менее значимо для рассмотрения методологических про­блем нашего правоведения обращение к процессам в современном науке, современным взглядам на науку, ее место и роль в культуре и обществе. Здесь, в частности, важно соотнести оценку состояния методологии российской правовой науки с обсуждаемой в философс­кой, науковедческой литературе проблемой кризиса научного соз­нания, науки как доминирующего способа познания мира Министерство образования Российской Федерации 3 страница. В фило­софской литературе, методологических исследованиях данный кри­зис обсуждается достаточно давно, прежде всего в связи с разви­тием естественных наук20. В последнее время эти проблемы при­обретают особую остроту в связи с вопросами, которые могут быть поставлены в рамках представлений о постнеклассической научной рациональности. В частности, это «вопрос о том, сохранит ли наука и научная рациональность свое место в той цивилизации, которая идет на смену техногенной. И будет ли эта наука той же, какой она была ранее?»21. При всех своих особенностях правоведение не мо­жет находиться вне процессов, протекающих в науке вообще, науке как одной из сфер деятельности Министерство образования Российской Федерации 3 страница. И если вопрос о роли науки в пост­техногенной цивилизации может показаться для правоведения не очень актуальным, то его легко усилить вопросом о месте и роли науки в обществе, распространяющим законы рынка на все свои сферы, что делает проблематичной любую автономию теоретичес­кого знания, любую «суверенность» научной деятельности22. Сох­ранятся ли в таком обществе, например, условия развития теорети­ческой правовой науки, прежде всего на собственных основаниях, или она должна стать чисто прикладной областью и существовать, главным образом, как социально актуальное ремесло - уже вопрос, которым сложно пренебречь сегодняшнему правоведению, ибо это вопрос стратегии его развития, его будущего. Таким образом, предс­тавляется оправданным Министерство образования Российской Федерации 3 страница рассматривать общие проблемы современ­ного научного познания как один из аспектов обсуждения проблем методологии юридической науки.



Более того, практически все процессы, характеризующие скла­дывающийся сегодня тип цивилизации, - «новое планетарное миро­ощущение, многополюсная культура, формирование новых способов коммуникаций и ценностей, поиски альтернативных способов жизни и мировоззрения»23 - в первую очередь касаются именно правове­дения, поскольку необходимо предполагают формирование соот­ветствующего правосознания и «юридического пространства». Дос­таточно очевидно, например, что складывающиеся сегодня цен­ности могут лечь в основу цивилизации только при условии их пра­вового оформления, альтернативные мировоззрения и способы жизни - сопрягаются с сегодняшними проблемами прав и свобод человека, новые способы Министерство образования Российской Федерации 3 страница коммуникации, в конечном счете, приводят к прин­ципам и правилам отношений субъектов, а значит, к правовому ре­гулированию.

Современная юридическая мысль нередко критически оцени­вается западными правоведами именно в связи с ее философской и методологической неготовностью к вызовам времени. Весьма по­казательна в этом плане позиция Гарольда Дж.Бермана. Обсуж­дая состояние западной правовой традиции в связи с культурной многополюсностью современного мира, исследователь со всей оп­ределенностью фиксирует ее кризис как системный, прежде всего, захвативший сферу идей и ценностей, а значит, философию и науку права24. В достаточно резкой форме говорят о методологическом кризисе сегодняшней правовой науки такие авторитетные европейс Министерство образования Российской Федерации 3 страница­кие правоведы, как К.Цвайгерт и Х.Кегц - авторы исследования, давно ставшего для западных юристов классическим. Указывая на необходимость для юридической науки заниматься собственной методологией, они пишут: «Хотя традиционный нерефлектирующий и самоуверенный догматизм оказался на удивление поразительно живучим, стало совершенно очевидным, что цепляться за него -значит обманывать самого себя»25. Видя методологическое буду­щее юридической науки как сравнительное правоведение26 авторы в то же время, признают: «Считать, что новые, более реалистичные методы, основанные на данных экспериментальной социологии и потому учитывающие многократно усложнившуюся действитель­ность, реально отражают современное правовое мышление, означало бы принимать желаемое за действительное»27. В рамках нашего обсуждения Министерство образования Российской Федерации 3 страница нет смысла упрекать К.Цвайгерта и Х.Кетца за огра­ничение оснований сравнительного правоведения социологическим подходом. Важно отметить, что таким путем авторы стремятся к преодолению национальных доктрин права, а значит, к адекватности глобальным процессам современной Европы28. Логично считать, что приведенные оценки положения дел в современной западной науке права в той или иной мере можно экстраполировать и на се­годняшнюю российскую юриспруденцию. Во всяком случае, исхо­дя из полагания вхождения России в русло мировой цивилизации.

Таким образом, основания ряда методологических и теорети­ческих трудностей нашего правоведения могут быть поняты только в общем контексте проблем современного научного познания. В то же время целесообразно Министерство образования Российской Федерации 3 страница отдельно рассматривать процессы в рос­сийской юридической науке, существенно влияющие на понимание особенностей ситуации в сфере ее методологии.

3]. В сегодняшней литературе становится все заметней рас­ширение спектра философских оснований и методологических под­ходов юридических исследований. Интерпретация данных измене­ний как тенденции в динамике нашего научного правосознания поз­воляет рассматривать в качестве основного процесса, определяю­щего философско-методологическую ситуацию современного рос­сийского правоведения, его переход от монистической-методологии к философско-методологическому плюрализму29.

Надо сказать, что отдельные обращения к вопросу о методо­логическом плюрализме правоведения существуют в нашей науке



достаточно давно. Так, о становлении методологического плюра­лизма в правоведении писал Министерство образования Российской Федерации 3 страница И.А.Ильин. Однако, будучи по своим философским взглядам «христианским монистом», автор не рас­пространял его на онтологию права и гносеологические установки правопознания, а признавал методологический плюрализм только в «логическом ряду», как существование обособленных способов рас­смотрения права, обращенных к различным сторонам и формам его бытия и находящихся в определенном соотнесении30.

В плане методологического плюрализма размышлял и Б.А.Кис-тяковский. При этом, исходя из идеи взаимной автономности фило­софии и науки, он говорит о необходимости плюрализма в «социаль­но-научном познании» уже не только относительно конкретных ме­тодов наук, но и, призывая к «решительному» гносеологическому плюрализму31, применительно к Министерство образования Российской Федерации 3 страница философии32.

Из множественности методов изучения права исходило и со­ветское правоведение. Данные представления получили достаточно глубокую разработку относительно подходов, общенаучных и част-нонаучных методов исследования права. Однако в философском пла­не, в своих онтологических представлениях, гносеологических прин­ципах и установках мы были, да и, в основном, остаемся «методо­логическими монистами». Тем не менее разворачивающаяся в сов­ременном научном правосознании конкуренция философских систем, обращение правоведов к различным мировоззренческим представ­лениям и гносеологическим идеям позволяют говорить о начале формирования в нашем правоведении именно философско-методо-логического плюрализма, что и трактуется нами как процесс пере­хода от монистической методологии к философско-методологичес-кому плюрализму.

Надо Министерство образования Российской Федерации 3 страница сказать, что в современной юридической литературе наб­людается различное отношение к проявлениям данного процесса. В частности, В.М.Сырых сетует, что «конституционная свобода мысли и слова рядом российских правоведов воспринимается как свободное парение мысли в каком угодно направлении и с каких угодно методологических позиций. С легкостью необыкновенной подвергаются сомнению очевидные и общепризнанные истины, а вместо них из анналов, а точнее отвалов, истории правовой науки откапываются, поднимаются на щит, реанимируются давно отверг-


48 ..'.ui(::.i Глава 1. Социокультурные основания...

нутые юристами несостоятельные идеи»". Если отвлечься от ню­ансов, то нетрудно заметить, что пафос цитируемого высказывания связан с усматриваемым отсутствием Министерство образования Российской Федерации 3 страница в современной юридической науке ограничений по избираемой проблематике исследований и вы­бору методологических подходов. По убеждению автора, «дейст­вительная свобода юриста-теоретика, как и любого истинного ис­следователя, представляет собой его несвободу, обязанность неу­коснительно следовать только тем путем, который ведет к объек­тивно-истинному знанию»34.

Заявление сильное по категоричности, однако достаточно уяз­вимое в методологическом отношении. Мысль о необходимости сле­довать в науке только тем путем, который ведет исследователей к объективно-истинному знанию, весьма привлекательна. Вот только кто безошибочно наставит правоведов на такой путь, снабдит зна­нием о нем - остается проблемой. Если бы ученым был доподлинно известен путь Министерство образования Российской Федерации 3 страница, ведущий к объективно-истинному знанию, то призы­вать их следовать этому пути вряд ли бы пришлось. Более того, в этом случае и наука, по сути своей, была бы не нужна, поскольку поиски такого пути (или путей), по сути, и составляют смысл ее существования. С таких позиций, в правоведении, свободном от по­литического и идеологического принуждения, выбор философских оснований и методологи исследования - выбор и ответственность ученого. Важно только, чтобы это была именно методология науки, т.е. исследование осуществлялось по правилам науки, а, например, не искусства или просто в жанре бытовых рассуждений. И в данном выборе участвует только один «цензор» - профессиональная Министерство образования Российской Федерации 3 страница куль­тура ученого, а оценивает его только один «судья» - сама наука в лице научного сообщества. Правда, как свидетельствует история науки, и «цензор», и «судья» не застрахованы от ошибок. Однако хорошо известно, что характер и последствия таких ошибок могут быть разными. Ошибки «цензора» приводили как к нелепым заб­луждениям, так и к великим открытиям, а ошибки «судьи» не только . препятствовали развитию научной мысли, но и стимулировали со­вершенствование исследовательского инструментария.

Дата добавления: 2015-08-29; просмотров: 2 | Нарушение авторских прав


documentauscvvt.html
documentausddgb.html
documentausdkqj.html
documentausdsar.html
documentausdzkz.html
Документ Министерство образования Российской Федерации 3 страница